СМИ «Вестник Национального бюро экспертизы интеллектуальной собственности»

Зарегистрированное средство массовой информации (свидетельство Роскомнадзора №ФС77-66781 от 08 августа 2016 г.)

Позиция СИП: получение патентов на разработанные и используемые в продукции технические решения — не обязанность, а право

22 Июня 2018
Уникальный
медиа-проект
Новости
интеллектуальной
собственности
доступным языком
Нас уже
10 000

9 июня Суд по интеллектуальным правам (СИП) отказал в признании недействительным решения Федеральной антимонопольной службы (ФАС), которым было отказано в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

ООО «Л-Реагент» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения УФАС об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Как следует из материалов дела, АО «Сургутнефтегаз» направило в адреса ООО «Л-Реагент» и ООО «НПС-Пермь» приглашения принять участие в тендере на поставку контейнеров с ингибиторами солеотложений, в которых были единые обязательные требования, предъявляемые к участникам тендера.

Одним из предъявляемых условий явилось обладание участника тендера исключительными правами на объекты интеллектуальной собственности (если в связи с исполнением договора заказчик приобретает права на объекты интеллектуальной собственности).

ООО «Л-Реагент» подало заявку на участие в тендере, в которой, в частности, указало на то, что обладает лицензионным правом на производство продукции под товарным знаком «Трил», конструкция контейнера «Трил» и технология его использования в скважине защищены патентом Российской Федерации.

ООО «НПС-Пермь» также подало заявку на участие в тендере, в которой указало, что обладает исключительным правом на объекты интеллектуальной собственности в случае, если договором предусмотрена передача таких прав покупателю.

Право на поставку ингибитора ИКД-ФБК получило ООО «НПС-Пермь» в связи с минимальной предложенной ценой.

ООО «Л-Реагент»  обратилось в УФАС с заявлением, в котором просило привлечь к ответственности ООО «НПС-Пермь» за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся в предоставлении недостоверной информации и введении в заблуждение АО «Сургутнефтегаз» при проведении тендера; запретить ООО «НПС-Пермь» распространять информацию, касающуюся наличия у этого общества интеллектуальных прав на контейнеры с ингибиторами, а также о том, что продукция, распространяемая этим обществом, защищена патентом; обязать ООО «НПС-Пермь» уведомить своих покупателей (особенно АО «Сургутнефтегаз»), а также иные организации, которым информация о защищенности патентом была предоставлена, о недостоверности этой информации и о том, что у ООО «НПС-Пермь» отсутствуют интеллектуальные права на контейнеры с ингибиторами, а также уведомить их о том, что продукция, поставляемая или предлагаемая к поставке, не защищена патентами, копии указанных уведомлений направить в УФАС; признать результаты тендера на поставку контейнеров с ингибитором недействительными.

УФАС отказало в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Вынося оспариваемое решение, УФАС исходило из того, что предложение АО «Сургутнефтегаз» на участие в тендере требовало от участников тендера наличия у них исключительных прав в случае передачи таких прав покупателю. В проекте договора, являвшегося приложением к названному предложению, отсутствовали условия о передаче каких-либо исключительных прав покупателю. В свою очередь, в заявке на участие в тендере ООО «НПС-Пермь» указывало на наличие исключительных прав в случае, если договором предусмотрена передача таких прав покупателю, без конкретизации того, на что имеются исключительные права, и без ссылки на то, что поставляемая продукция защищена каким-либо патентом.

ООО «Л-Реагент», не согласившись с указанным решением, обратилось в суд с заявлением о признании его недействительным.  

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований. Апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения.

ООО «Л-Реагент» обратилось с кассационной жалобой, в обоснование которой указало на то, что ключевым в этом споре является вопрос о защищенности патентом Российской Федерации реализуемой ООО «НПС-Пермь» продукции.

По мнению заявителя кассационной жалобы, ООО «НПС-Пермь» распространяло в переписке с ОА «Сургутнефтегаз» и в сети «Интернет» недостоверную информацию о защищенности патентом реализуемой им продукции, чем вводило потребителей в заблуждение и создавало преференции для своей продукции на рынке сбыта, что составляет акт недобросовестной конкуренции.

ООО «Л-Реагент» ссылалось на то, что им были представлены неопровержимые доказательства того факта, что продукция, реализуемая ООО «НПС-Пермь», не может выпускаться по названному патенту, однако ни УФАС, ни суды первой и апелляционной инстанций представленные им доказательства не исследовали надлежащим образом, пришли к неверному выводу об отсутствии оснований для возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

ООО «Л-Реагент» указало, что ни УФАС, ни суды при рассмотрении дела не сочли необходимым исследовать вопрос о том, защищена ли продукция, производимая ООО «НПС-Пермь», указанным им патентом и обладает ли эта продукция «патентной чистотой».

Заявитель кассационной жалобы полагает, что вывод судов об отсутствии практического значения требования АО «Сургутнефтегаз» об обладании поставщиком исключительными правами на реализуемую продукцию не соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

По мнению ООО «Л-Реагент», нарушение ООО «НПС-Пермь» антимонопольного законодательства очевидно, поскольку исключительных прав у этого общества нет, но оно указывает на их наличие.

По мнению заявителя кассационной жалобы, в оспариваемом решении УФАС сделаны взаимоисключающие выводы: о незащищенности поставляемой ООО «НПС-Пермь» продукции указанным патентом и об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

СИП, отклоняя кассационную жалобу, счел доводы заявителя ошибочными.

Как подчеркнул СИП, ООО «НПС-Пермь» не указывало в тендерной документации на защищенность продукции патентом. Следовательно, такая защищенность является не ключевым вопросом в данном деле.

Заявитель ссылался на необходимость проверки «патентной чистоты» продукции, полагая, что примененные в ней технические решения в любом случае должны охраняться и защищаться патентом. Однако, как указал СИП, законодательством не предусмотрена обязанность патентования собственных разработок.

Получение патентов на разработанные, используемые в продукции технические решения — право, а не обязанность хозяйствующих субъектов, — подчеркнул СИП.

Используемые в не защищенной патентом продукции технические решения не должны нарушать исключительные права иных лиц. Если таких нарушений нет, эта продукция обладает «патентной чистотой» и может участвовать в хозяйственном обороте без ограничений.

С подробной информацией о ходе рассмотрения данного дела можно ознакомиться в соответствующей карточке дела в картотеке арбитражных дел.

Может быть интересно