06
Мар, 2017

Президиум СИП: словосочетание «Красная Армия» в составе товарного знака воспринимается российским потребителем как фантазийное обозначение

GAL_6469_preview

27 февраля 2017 года Президиум Суда по интеллектуальным правам отказал Министерству обороны России в удовлетворении кассационной жалобы  на решение Суда по интеллектуальным правам (СИП) РФ 13.09.2016 г. Тогда СИП отказал заявителю в удовлетворении требований о признании незаконным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны комбинированному товарному знаку, содержащему словесный элемент «Красная Армия»; о прекращении предоставления правовой охраны указанному товарному знаку; об обязании Роспатента внести изменения в Реестр товарных знаков в связи с прекращением правовой охраны товарного знака.

В качестве третьих лиц к участию в деле привлечены Академический ансамбль песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова Министерства обороны Российской Федерации, Академический ансамбль песни и пляски» Внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, Региональный общественный фонд поддержки Культурного центра МВД и академического ансамбля песни и пляски внутренних войск МВД, ФСБ и МВД РФ.

По мнению заявителя, использование в словесной части спорного товарного знака элементов «ВВ МВД РФ» и «КРАСНАЯ АРМИЯ» способно ввести в заблуждение потребителя относительно услуги либо ее исполнителя, т.е. государственная регистрации товарного знака «Красная Армия» была произведена в нарушение подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Кроме того, заявитель указал, что регистрация была произведена без согласия Минобороны России на использование официального наименования Вооруженных Сил Российской Федерации – «Красная Армия».

Минобороны также отметило, что оспариваемый товарный знак является сходным до степени смешения с эмблемой ФСБ России, что противоречит требованиям пункта 2 статьи 1483 ГК РФ.

Президиум СИП поддержал вывод суда первой инстанции, который согласился с выводом Роспатента о том, что Минобороны России не может считаться заинтересованным лицом в оспаривании предоставления правовой охраны этому товарному знаку, а отсутствие такой заинтересованности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении возражения.

СИП отклонил довод заявителя о том, что его заинтересованность в оспаривании предоставления правовой охраны спорному товарному знаку основывается на его полномочиях, к которым в силу Указа Президента Российской Федерации от 16.08.2004 № 1082 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации» относится, в том числе организация военно-исторической и культурной деятельности в целях повышения в обществе авторитета и престижа военной службы.
 

Президиум СИП согласился с выводом суда первой инстанции о том, что само по себе наличие в составе товарного знака словосочетания «Красная Армия» не способно вызвать у потребителей ассоциации об оказании соответствующих услуг Вооруженными Силами РФ или Минобороны России; словосочетание «Красная Армия» не является официальным наименованием Вооруженных Сил Российской Федерации и, учитывая перечень услуг 41-го класса МКТУ, для индивидуализации которых был зарегистрирован оспариваемый товарный знак, относящихся к сфере развлекательных услуг, воспринимается современным российским потребителем, скорее, как фантазийное обозначение.

Также президиум СИП отклонил довод о сходстве до степени смешения спорного товарного знака с эмблемой ФСБ России, поскольку именно указанный федеральный орган исполнительной власти может быть признан заинтересованным в оспаривании спорного товарного знака по данному основанию. Доказательств передачи таких полномочий от ФСБ России Минобороны России представлено не было.

При этом ФСБ России, как и МВД РФ, в отзывах на кассационную жалобу заявили, что считают оспариваемое решение СИП законным и обоснованным. Их представители в судебном заседании подтвердили изложенные в отзывах позиции.

Оставляя решение суда первой инстанции в силе, президиум СИП исходил из вывода о том, что доводы Минобороны России сводятся к несогласию с осуществленной судом первой инстанции оценкой представленных доказательств, основаны на неверном толковании норм права. Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами суда не свидетельствует о судебной ошибке и не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

С текстом постановления Президиума Суда по интеллектуальным правам можно ознакомиться по ссылке.

Оспариваемый товарный знак – в базе Роспатента.

x

Напишите нам письмо

Предоставляя сведения пользователь дает
согласие на использование персональных данных
x

Спасибо!

Наш оператор свяжется с вами в
ближайшее время

Политика конфиденциальности

Согласие на использование персональных данных